Международное право

Тенденции развития правового регулирования международной купли-продажи

ШЕСТАКОВА Марина Петровна, ведущий научный сотрудник отдела международного частного права ИЗиСП, кандидат юридических наук

Создание общих правил и единообразных правовых режимов регулирования договоров международной купли-продажи на условиях, в равной мере отвечающих интересам продавцов и покупателей, — одна из ключевых предпосылок дальнейшего развития международного товарообмена между хозяйствующими субъектами различных государств.

Активная работа по унификации правил международной купли-продажи началась с середины 50-х гг. XX в. Этот процесс затронул все известные современному международному частному праву формы и методы, а соответственно, и источники правового регулирования внешнеэкономических отношений.

Первым направлением стала разработка единых подходов при использовании коллизионного метода регулирования, обеспечивающих наиболее рациональный и предсказуемый выбор норм иностранного права, подлежащих применению к конкретным отношениям; вторым — формирование системы единообразного материально-правового регулирования внешнеторговых контрактов путем принятия унифицированных международных актов (конвенций, соглашений и т. п.) прямого действия, что создает условия для более успешного и взаимовыгодного сотрудничества партнеров из разных стран на общей правовой основе. Именно в сфере международной торговли принят один из самых значительных актов универсальной унификации международного частного права — Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. (Венская конвенция), а также ряд других документов общей и региональной унификации правовых норм. Третьим направлением является сближение норм национального законодательства, применяемых к договорам купли-продажи как при коллизионном методе их регулирования, так и в качестве дополнения к унифицированным актам прямого действия (на субсидиарной основе).

В силу характера и многообразия условий формирования конкретных внешнеэкономических отношений их эффективное регулирование может достигаться лишь при умелом сочетании различных способов и методов их правовой регламентации.

Наряду с совершенствованием и развитием традиционных методов правового регулирования международных экономических отношений ученые и практики в последние десятилетия уделяют значительное внимание разработке новых правовых форм, способствующих укреплению сотрудничества. Речь идет о так называемых неформальных (негосударственных) способах унификации. Международными организациями, различными институтами и коллективами ученых разработаны документы, содержащие единообразные правила, касающиеся международных контрактов: это своды принципов и правил договорного права, типовые общие условия, типовые контракты, регламенты и т. д. Содержащиеся в них положения взаимосвязаны с действующими унифицированными актами, но охватывают, как правило, более широкий круг вопросов, отражая сложившиеся обычаи делового оборота, практику их применения международными правовыми институтами, нормы национального законодательства разных стран, фактически получившие широкое признание, но юридически не имеющие пока статуса международных правил. При их создании учитываются современные доктринальные разработки правовых проблем международного частного права. Эти документы, рассматриваемые как негосударственные формы унификации, не носят нормативного характера, но создают более развернутую правовую базу для согласования сторонами условий контрактов, формулируют принципы их взаимодействия в процессе исполнения обязательств, указывают на последствия их нарушения и т. д.

Тенденция развития неформальной, неофициальной кодификации транснационального права рассматривается некоторыми учеными как веяние времени[1].

Особое место среди негосударственных источников в системе правового регулирования внешнеэкономических отношений занимают документы, обобщенно именуемые «Принципы». К ним относятся в первую очередь Принципы международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА) и Принципы европейского договорного права (Европейские принципы). Каждый из этих документов является сводом правил, определяющих основные условия взаимодействия партнеров, вступающих во внешнеэкономические гражданско-правовые отношения. В отличие от унифицированных нормативных актов они не обладают обязательной силой и не являются источниками права, но содержат более полную и детальную регламентацию договорных отношений, к которой их участники могут обращаться по своему усмотрению. А. С. Комаров, являющийся одним из разработчиков Принципов УНИДРУА, отмечает, что основу их применения как источника правовых норм составляют не столько формальные предпосылки, сколько присущая им международная авторитетность[2].

Принципы УНИДРУА были подготовлены Международным институтом унификации частного права и впервые опубликованы в 1994 г.[3] Они охватывают различные типы гражданско-правовых договоров, в том числе договор купли-продажи, и могут рассматриваться в известной мере как общая часть международного договорного права. В процессе работы над документом учитывались особенности различных правовых систем, сопоставлялось законодательство англосаксонской, континентальной и социалистической систем права[4], современные тенденции в области международного экономического сотрудничества. При этом какого-либо приоритета той или иной правовой системе отдано не было[5]. Как отмечается в литературе[6], Принципы УНИДРУА были предназначены не для унификации национальных законов, а, скорее, для формулирования общих положений и правил существующих правовых систем и выбора решений, которые лучше всего приспособлены к особым требованиям международных коммерческих контрактов.

Положения Принципов УНИДРУА можно разделить на группы. В общей части содержатся указания, определяющие критерии и нормы поведения участников гражданско-правовых отношений, собственно сами принципы, на которых должно строиться внешнеэкономическое сотрудничество: это добросовестность, деловая честность, свобода выбора применимого права, свобода договора, связанность сторон любым обычаем, относительно которого они договорились, и практикой, которую они установили в своих взаимоотношениях. Данные положения вырабатывались в международном частном праве постепенно и отражены в ряде международных документов, в том числе в Гаагской конвенции о праве, применимом к международной купле-продаже товаров (движимых материальных вещей) 1958 г.

В части, относящейся к заключению договоров, Принципы УНИДРУА в значительной мере воспроизводят нормы Венской конвенции, являющейся наиболее разработанным унифицированным актом международного частного права. М. Г. Розенберг[7], в частности, отмечает, что ряд положений Принципов УНИДРУА текстуально совпадает с нормами Венской конвенции; кроме того, Принципы включают положения по вопросам, которые были предметом обсуждения при разработке Венской конвенции, но не нашли в ней отражения. Так, в Принципах УНИДРУА закреплены основные начала исполнения международных коммерческих контрактов (гл. 6); определяется порядок платежей (ст. 6.1.7—6.1.13) и последствия при нарушении стороной контракта этого обязательства (ст. 7.4.9—7.4.12); предусматривается право кредитора отказаться от досрочного исполнения, кроме случаев, когда у него нет в этом законного интереса (ст. 6.1.5); и др.[8]

Помимо правил заключения и исполнения договоров Принципы УНИДРУА содержат положения об их действительности, толковании, новации, зачете обязательств и др.

Использование в регулировании экономических отношений (наряду с нормативными правовыми актами) документов, не обладающих соответствующими формализованными признаками, имеет еще одно важное значение. При необходимости в них можно оперативно вносить нужные изменения и дополнения, учитывающие возникающие потребности в деловой практике. Международный институт по унификации частного права продолжает работу над Принципами УНИДРУА. В 2004 г. появилась их вторая редакция, дополненная несколькими главами. Наряду с регламентирующими положениями в нее были включены комментарии к каждой статье, а применение норм иллюстрируется примерами из международной практики. В 2010 г. вышла третья редакция Принципов УНИДРУА, которая раскрывала современные тенденции развития правовых институтов, касающиеся выявления противоречий условий договоров основным принципам и императивным нормам права (гл. 3), обязательств под условием (гл. 5), реституции неисполненных договоров (гл. 7), множественности лиц на стороне должника и кредитора (гл. 11) и др. Особое внимание в новом издании Принципов УНИДРУА уделено содержанию понятия «императивная норма», которое, как указывается в комментарии к ст. 1.4, «должно пониматься в широком смысле и охватывать как специальные нормативные положения, так и общие принципы публичного порядка»[9].

Принципы УНИДРУА активно используются во внешнеэкономической практике в нескольких целях. Деловым партнерам документ предлагает профессионально отработанные, выверенные и отвечающие современным запросам решения, которые могут использоваться при заключении и исполнении международных коммерческих сделок. Данное качество Принципов определяется, с одной стороны, их международным происхождением, а с другой — универсальностью содержания, отражающего наиболее общие и получившие закрепление в подавляющем большинстве национальных правовых систем подходы к решению конкретных правовых вопросов.

По соглашению сторон, заключающих договор, Принципы УНИДРУА могут избираться ими в качестве применимого материального права. В 2004 г. в текст документа были включены две типовые оговорки: первая предусматривает применение в качестве материального права исключительно Принципов; вторая допускает применение наряду с Принципами еще и права определенного государства. И в том и в другом случае стороны могут отступать от отдельных положений Принципов или изменять их содержание.

В процессе разрешения споров положения Принципов иногда применялись и при отсутствии прямой отсылки к ним, а лишь на основе общего указания в договоре о том, что стороны руководствуются общепризнанными в международной торговле принципами. Так, Международный арбитражный суд при Международной торговой палате, установив по одному из дел, что стороны в заключенном контракте договорились о применении к их отношениям общих принципов права, признал, что при разрешении спора следует руководствоваться Принципами УНИДРУА. В решении по другому делу тот же суд указал, что «Принципы УНИДРУА являются надежным источником международного коммерческого права, поскольку, по сути, представляют собой свод руководящих принципов, получивших всеобщее признание. Кроме того, они отражают ключевые понятия, которые постоянно используются в арбитражной практике»[10].

Аналогичные решения принимались и другими арбитражными органами, в том числе Международным коммерческим арбитражным судом (МКАС) при Торгово-промышленной палате РФ. Однако при возражении одного из участников спора против применения Принципов УНИДРУА, на чем настаивала другая сторона, МКАС отказывал в их применении, ссылаясь на отсутствие соглашения сторон по этому вопросу.

При разрешении споров Принципы УНИДРУА применяются наиболее часто в случаях, когда надо дать толкование условиям договора или восполнить пробелы в праве, подлежащем применению[11]. Нередко арбитры используют их, например, при обращении к ст. 78 Венской конвенции, предусматривающей возможность взыскания процентов за просрочку исполнения денежного обязательства, но не определяющей их размер, а также время, в течение которого они подлежат уплате. Арбитражные суды в таких случаях применяют п. 2 ст. 7.4.9 Принципов УНИДРУА, согласно которому размер процентов годовых должен составлять среднюю банковскую ставку по краткосрочному кредитованию первоклассных заемщиков, превалирующую в отношении валюты платежа в месте платежа, либо, если такая ставка отсутствует в этом месте, такую же ставку в государстве валюты платежа.

В решениях международных арбитражных судов можно встретить ссылки на Принципы УНИДРУА и как на обычаи делового оборота. На эту их особенность обращают внимание исследователи международного частного права[12].

Принципы УНИДРУА рассматривают в качестве источника, оказывающего существенное влияние на гармонизацию и сближение национального законодательства стран, относящихся к разным правовым системам. Эта их функция отмечена в самом документе[13].

Принципы европейского договорного права (Европейские принципы) разрабатывались в целях сближения национальных законодательств государств Европейского Экономического Сообщества в сфере международного торгового сотрудничества[14]. Работа над ними осуществлялась неправительственной рабочей группой специалистов, представлявшей каждую страну — участницу сообщества[15]. Первая часть Принципов была подготовлена в 1995 г., вторая и третья — опубликованы соответственно в 2000 и 2003 гг.[16] В документе получили разрешение многие юридические вопросы, которые в силу различия правовых систем стран ЕС в национальном законодательстве регламентируются по-разному.

Европейские принципы, являющиеся актом региональной негосударственной унификации договорного права, применяются в трех случаях: когда стороны, входящие в состав государств сообщества, согласились включить их в договор или предусмотрели, что их договор будет регулироваться этими Принципами; когда стороны определили, что их договор регулируется «общими принципами права», lex mercatoria, или иными аналогичными положениями, а также если стороны не избрали никакой правовой системы или законодательства для регулирования их договора (ст. 1:101)[17].

Европейские принципы во многом совпадают с Принципами УНИДРУА. Разработка этих документов велась параллельно, и обе комиссии экспертов в определенной степени оказывали влияние на работу друг друга. И в том и в другом документе закреплены общие принципы: право сторон свободно вступать в договор, определять его содержание, соблюдая требования добросовестности и честной деловой практики и т. д. С соответствующими положениями Принципов УНИДРУА и Венской конвенции совпадают установленные Европейскими принципами правила о заключении контракта, об определении существенного нарушения договора, о предоставлении потерпевшей стороне, принявшей не соответствующее условиям контракта исполнение, права на соразмерное уменьшение цены и др.

Вместе с тем эти акты имеют и существенные различия, касающиеся прежде всего сферы их действия. Если Принципы УНИДРУА устанавливают общие нормы для всех международных коммерческих контрактов и рассчитаны на применение любыми участниками международного торгового оборота, то Европейские принципы создавались с целью гармонизации общего частного права государств, образовавших Европейский союз, и, как указано в ст. 1:101, «предназначены для применения в качестве общих правил контрактного права в Европейских Сообществах». Они применяются в отношении заключаемых в ЕС договоров как с участием международных партнеров, так и между сторонами — представителями одного государства. При этом Европейские принципы распространяются не только на международные, но и на внутренние контракты, в том числе потребительского характера. По-разному в них решается вопрос о возможности применения национального законодательства.

В отличие от Принципов УНИДРУА, предусматривающих применение к договорам императивных «положений национального, международного и наднационального происхождения, которые подлежат применению в силу соответствующих норм международного частного права», Европейские принципы предоставляют сторонам возможность исключать применение национального права, в том числе императивных норм.

Имеются различия в условиях, касающихся восполнения пробелов в унифицированных актах. Принципы УНИДРУА не предусматривают в этих случаях обращения к национальному праву, а содержат отсылку к основополагающим общим принципам; Европейские принципы допускают применение положений правовой системы, определяемой исходя из норм международного частного права.

В работах, посвященных сравнительному анализу Принципов УНИДРУА и Европейских принципов, последние оцениваются как эффективный источник формирования и развития европейского договорного права, более совершенная форма унификации, вобравшая в себя опыт разных стран ЕС[18]. Они рассматриваются некоторыми специалистами как более радикальное движение вперед по пути унификации, в то время как Принципы УНИДРУА в основном ориентированы на сложившуюся систему универсальных унифицированных актов[19].

Правовая природа Принципов УНИДРУА и Европейских принципов, а в определенной мере и их предназначение по-разному определяется в правовой литературе.

Исследователи, пытающиеся определить правовую природу Принципов, сталкиваются с определенными сложностями. В частности, М. Бонелл, возглавлявший все три рабочие группы по подготовке Принципов УНИДРУА, признает, что они не вписываются ни в одну из традиционных категорий юридических документов, которые разрабатывались до сих пор на международном уровне[20], и их можно отнести к инструментам «мягкого права», обладающим своими особенностями[21].

А. С. Комаров, оценивая Принципы УНИДРУА, отмечает, что они «имеют неформальный характер и не являются источником права в традиционном смысле, поскольку не представляют собой непосредственного проявления воли государства, хотя данный документ принят международной правительственной организацией»[22]. Г. М. Вельяминов полагает, что хотя Принципы разрабатывались под эгидой межправительственного УНИДРУА, фактически это плод высококвалифицированной работы наиболее компетентных, выступавших в личном качестве экспертов-юристов из многих стран с разными правовыми системами[23].

По мнению Р. Гуда, особенность Принципов в том, что они, не будучи одобренными или приведенными в исполнение законодательными органами, не обладая обязательной силой, являются важными актами, предоставленными международному сообществу для применения их к контрактам и использования судьями и законодательными органами. Их влияние зависит от их качественных особенностей, репутации лиц, ответственных за их подготовку, и решительности действий по их продвижению[24].

С. В. Бахин, подробно исследовавший правовую природу рассматриваемых документов, отмечает, что Принципы УНИДРУА и Европейские принципы, содержащие элементы договорных норм, международного обычая, совпадающих норм и принципов национального законодательства, обыкновений, типовых контрактов и общих условий и, наконец, арбитражной практики, не сводимы ни к одной из этих субстанций. По его мнению, в ходе развития унификационного процесса и поиска его оптимальных форм эмпирическим путем был найден особый механизм обеспечения единообразного регулирования международных торгово-экономических отношений[25]. С этой оценкой следует согласиться.

К сказанному нужно добавить, что названные правовые документы имеют значение для дальнейшего сближения норм национального законодательства и создания новых международных унифицированных норм прямого действия.

В литературе[26] поднимался вопрос о том, была ли необходимость в разработке двух близких по содержанию и характеру сводов правил договорного права и нельзя ли было ограничиться лишь Принципами УНИДРУА во избежание конкуренции с Европейскими принципами.

О. Ландо, руководитель комиссии по разработке Европейских принципов[27], считает, что эти Принципы нужны для ведения торговли внутри Европы, где нет необходимости принимать во внимание традиции и позиции государств, которые значительным образом отличались бы по социальным и экономическим показателям от стран — участниц Европейского Сообщества.

Учитывая региональную направленность Европейских принципов, которая отличает их от Принципов УНИДРУА, М. Бонелл полагает, что реальная конкуренция между ними за пределами Европы маловероятна. Вряд ли стоит ожидать, пишет он, что законодатели из Африки, Америки, Азии или Океании станут использовать Европейские принципы в качестве модельных. В то же время Европейские принципы, а не Принципы УНИДРУА будут обязательным ориентиром для законодательных и судебных органов ЕС при написании и толковании законов ЕС. Эти документы значительно различаются по сфере применения. На практике они могут играть в равной степени важную роль, при этом не будучи взаимозаменяемыми[28].

Высказываются и иные суждения по поводу соотношения рассматриваемых документов[29].

Следует также обратить внимание, что Европейские принципы разрабатывались как временный, промежуточный документ. Как отмечал О. Ландо, цель Европейских принципов — стать первоначальной редакцией Европейского кодекса договорного права.

В процессе проводимых в рамках ЕС работ по реформированию частного права Принципы стали основой подготовленного в рамках ЕС и опубликованного в 2008 г. проекта нового документа под названием «Проект общей справочной схемы» (Draft Common Frame of Reference — DCFR)[30] (далее — Проект), который в уточненной редакции в 2009 г. был представлен на рассмотрение Европейской комиссии[31]. Проект включает в себя принципы, определения и типовые (модельные) нормы. Модельные нормы, составляющие основное содержание документа, не имеют юридической силы и представляют собой «мягкое право», подобно нормам, составляющим Европейские принципы и Принципы УНИДРУА. Его разработка явилась еще одним шагом в работе по созданию европейского договорного права[32]. В соответствии с решением Европейской комиссии от 26 апреля 2010 г. работа над документом продолжается.

К актам негосударственного регулирования наряду с Принципами УНИДРУА и Европейскими принципами относится документ, подготовленный учеными Центра транснационального права CENTRAL (Кельнский университет, Германия), который содержит правила из области международного коммерческого права и материалы по его применению под названием «Принципы TransLex»[33]. Этот документ является частью общей исследовательской платформы «TransLex», включающей, помимо текстов международных конвенций, модельных законов, актов внутреннего законодательства, подробную библиографию по транснациональному праву, материалы, в которых дана доктринальная трактовка соответствующих положений нормативных актов, арбитражные и судебные решения, затрагивающие актуальные вопросы применения правовых норм[34].

Принципы TransLex представляют собой систематизированный свод принципов и правил транснационального торгового права. В них содержатся положения, касающиеся не только договорного права, а также общих гражданско-правовых тем: действие форс-мажорных обстоятельств, обязательства из неосновательного обогащения, применение коллизионных норм, деятельность международного коммерческого арбитража и др.

Принципы TransLex основаны на идее «прогрессирующей кодификации» международного торгового права, под которой понимается постоянное обновление и дополнение документа с учетом современных требований международной торговли, а также анализа практики рассмотрения внешнеэкономических споров[35]. Тексты самих Принципов, а также вносимых в них изменений и дополнений размещаются на специальном интернет-сайте[36]. Это позволяет поддерживать данный документ в актуальном состоянии, облегчая практикующим юристам возможность применения норм международного коммерческого права в повседневной практике[37].

К негосударственным формам унификации правил в сфере внешнеэкономического сотрудничества, изложенным в кодифицированной форме, можно отнести Международные правила толкования торговых терминов Инкотермс, разработанные Международной торговой палатой. Первая их редакция была принята в 1936 г. В настоящее время действуют Инкотермс в редакции 2010 г.[38] (восьмой по счету). В документе дается толкование используемых в международном коммерческом обороте торговых терминов, определяющих базисы поставок. Предусматривается распределение обязанностей продавцов и покупателей в связи с доставкой товара по договору международной купли-продажи: заключению договоров перевозки и страхования, выполнению погрузочно-разгрузочных работ, оплате таможенных расходов, получению экспортных и импортных лицензий. Определяется также момент перехода риска случайной гибели (повреждения) товаров с продавца на покупателя. Документ не регулирует вопросы перехода права собственности с продавца на покупателя.

Новая редакция Инкотермс предусматривает возможность применения их как в международной, так и во внутренней торговле[39]. В документе содержится 11 торговых терминов, которые систематизированы в две группы. В первую входят термины, применяемые при доставках товаров любым видом транспорта (EXW, FCA, CPT, CIP, DAP, DAT и DDP); вторую группу составляют термины, используемые при доставках морским или речным транспортом (FAS, FOB, CFR и CIF). С учетом возрастающего объема использования электронной документации покупателям и продавцам предоставляется право передавать контрактную документацию с помощью электронных средств.

В литературе высказываются различные мнения относительно правовой природы Инкотермс[40]. В некоторых странах им (в целом или частично) придан нормативный характер: в Испании и на Украине — в отношении импортных сделок, в Ираке — по всем внешнеторговым сделкам[41]. В Австрии, Германии, во Франции Инкотермс рассматриваются как международный обычай, который применяется, если стороны не оговорили иное, в Англии и США — как торговое обыкновение[42].

В соответствии с Гражданским кодексом РФ использование в договоре принятых в международном обороте торговых терминов влечет (при отсутствии в нем иных указаний) признание того, что сторонами согласовано применение к их отношениям обычаев делового оборота, обозначаемых соответствующими торговыми терминами (п. 6 ст. 1211). Постановлением Правления Торгово-промышленной палаты РФ от 28 июня 2001 г.[43] Инкотермс 2000 были отнесены к торговым обычаям.

В качестве регуляторов международных коммерческих отношений, адресованных непосредственно участникам сделок и не требующих одобрения государствами, используются типовые договоры (контракты), общие условия и другие документы, разрабатываемые правительственными и неправительственными организациями. Большая работа в этом направлении проводится Европейской экономической комиссией ООН[44], являющейся международной правительственной организацией, Международной торговой палатой — неправительственной организацией, объединяющей тысячи коммерческих организаций и национальных торговых или торгово-промышленных палат из 130 государств. Аналогичные документы создаются в рамках международного торгового центра ЮНКТАД/ВТО[45], а также национальными организациями, среди которых Ассоциация по торговле зерном и кормами (Лондон), разработавшая более 70 типовых контрактов, отражающих особенности торговли в зависимости от вида товара, места его происхождения, места назначения и т. д.[46]

Представляет интерес Типовой контракт международной купли-продажи готовых изделий, предназначенных для перепродажи, разработанный Международной торговой палатой в 1997 г.[47] Его условия «опираются» на Венскую конвенцию и другие международные правила. При этом в Типовой контракт внесен ряд положений, не урегулированных Конвенцией, что позволяет восполнить пробелы в нормативном регулировании международной купли-продажи[48]. Документ состоит из двух частей: общих положений (стандартных правил), подлежащих включению в любой контракт, и тех условий, которые определяются сторонами с учетом специфики конкретного договора, в том числе относящихся к характеристике продаваемого товара, его цене, условиям и срокам поставки, определению момента перехода права собственности на товар и т. д. Типовой контракт позволяет участникам международного торгового оборота значительно сократить время на подготовку внешнеторговых контрактов, отразить в них весь круг условий, необходимых для четкого выполнения обязательств, а также урегулировать вопросы применимого права и выбора арбитража для разрешения возможных споров (включение арбитражной оговорки). Такого рода документы создают дополнительные предпосылки для последующего расширения универсальной унификации правил международной торговли.

Библиографический список

Berger K. P.  Formalisierte oder «schleichende» Kodifizierung des transnationalen Wirtschaftsrechts. Berlin, 1996.

Berger K. P. The Greeping Codification of the New Lex Mercatoria, 2010. URL: www.trans-lex.org/000004.

Berger K. P. The Greeping Codification of the Lex Mercatoria, 1999. URL: www.trans-lex.org/000004/.

Berger K. P. The Principles of European Contract Law and Concept of the «Creeping Codification» of Law // European Review of Private Law. Netherlands: Kluwer Law International. 2001. Issue 1.

Berger K. P. Transnational Commercial Law Online. URL: www.trans-lex.org.

Blase F. Leaving the Shadow for the Test of Practice — on the Future of the Principles of European Contract Law // The Vindobona Journal of International Commercial Law and Arbitration. 1999. No 3.

Bonell M. J. An International Restatement of Contract Law: the UNIDROIT Principles of International Commercial Contracts. 3d ed., Incorporating the Unidroit Principles 2004. Ardsley, N. Y., 2005.

Bonell M. J. The UNIDROIT Principles of International Commercial Contracts and the Principles of European Contract Law: Similar Rules for the Same Purposes? // Uniform Law Review. 1996. Vol. 14.

Bonell M. J. Towards a Legislative Codification of the Unidroit Principles? // Uniform Law Review. 2007. Vol. 12.

Bonell M. J. Unification of Law by Non-legislative Means: The UNIDROIT Draft Principles for International Commercial Contracts // American Journal of Comparative Law. 1992. Vol. 40.

Bortolotti F. Reference to the UNIDROIT Principles in Contract Practice and Model Contracts. UNIDROIT Principles: New Developments and Application // The ICC International Court of Arbitration Bulletin, Issue Special Supplement. 2005.

Canallas A. M. The Influence of The UNIDROIT Principles on the Reform of the Spanish Commercial CODE // The UNIDROIT Principles 2004: Their Impact on Contractual Practice, Jurisprudence and Codification: Reports of the ISDC Colloquium (8/9 June 2006). Schulthess, 2007.

Commentary on the UNIDROIT Principles of International Commercial Contracts (PICC) / eds. by S. Vogenauer, J. Kleinheisterkamf. Oxford University Press, 2009.

Good R. International Restatements of Contract and English Contract Law // Uniform Law Review. 1997. Vol. 2. Issue 2.

Good R., Kronke H., McKendrick E. Transnational Commercial Law: Text, Cases and Materials. Oxford, 2007.

Hermann G. The Future of Trade Law Unification// Internationales Handelsrecht. 2001. No. 6.

International Arbitration and International Commercial Law: Synergy Convergence and Evolution. Liber Amicorum Eric Bergsten // eds. by S. Kröll, L. A. Mistelis ets. 2011.

Lando O. European Contract Law International Contracts and Conflicts of Laws: A Collection of Essays / ed. by P. Sarcevic. L., 1990.

Principles, Definitions and Model Rules of European Private Law: Draft Common Frame of Reference (DCFR). Munich, 2008.

Raeschke-Kessler H. Should an Arbitrator in an International Arbitration Procedure Apply the UNIDROIT Principles? // Institute of International Business Law and Practice. 1995.

Rosett A. UNIDROIT Principles and Harmonization of International Commercial Law: Focus on Chapter Seven // UNIDROIT Uniform Law Review. No. 2. 1997.

Templeman L., Selman P. Law of International Trade. Old Beiley Press Ltd., 1997.

Zimmerman R. The New German Law of Obligations. Historical and Comparative Perspectives. Oxford University Press, 2005.

Амиров А. Т., Пугинский Б. И. Важный шаг в развитии договорного права // Вестник ВАС РФ. 2005. № 3—4.

Базедов Ю. Возрождение процесса унификации права: европейское контрактное право и его элементы // Российский ежегодник международного права. 1998—1999. СПб., 1999.

Бахин С. В. Субправо. Международные своды унифицированного контрактного права. СПб., 2002.

Белов А. П. Базисные условия поставки товара в экспортно-импортных контрактах, Право и экономика. 1996. № 12.

Богуславский М. М. Международное частное право: учебник. 3-е изд. М., 1988.

Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: общие положения. М., 1997.

Бергман В. Новое германское обязательственное право // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2003. № 5—8.

Вельяминов Г. М. Международное экономическое право и процесс. М., 2004.

Вилкова Н. Г. Правила толкования международных торговых терминов. Правовое регулирование и практика применения. М., 2008.

Дроздов-Тихомиров А. Правовые принципы как источник неформального регулирования международных коммерческих договоров // Международное публичное и частное право. 2009. № 6.

Звеков В. П. Международное частное право. Курс лекций. М., 1999.

Зыкин И. С. Обычаи и обыкновения в международной торговле. М., 1983.

Канашевский В. А. Внешнеэкономические сделки: материально-правовое и коллизионное регулирование. М., 2010.

Канашевский В. А. Международное частное право. М., 2009.

Комаров А. С. Новеллы в регулировании международных коммерческих договоров: Принципы УНИДРУА 2004 // Хозяйство и право. 2006. № 11.

Комаров А. С. Прогрессивное развитие унификации правовых норм о международных коммерческих сделках (вступительная статья) // Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА. М., 2006.

Коммерческий кодекс Франции / пер. с фр., предисл., доп. коммент. и словарь-справ. В. Н. Захватаева. М., 2008.

Международное частное право: учебник: в 2 т. Т. 1. М., 2011.

Принципы международных коммерческих договоров. Пер. с англ. М., 1996.

Розенберг М. Г. Венская конвенция 1980 г. в практике МКАС при ТПП РФ // Венская конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров. К 10-летию ее применения Россией / сост. М. Г. Розенберг. М., 2001.

Розенберг М. Г. Международная купля-продажа товаров. Комментарий к правовому регулированию и практике разрешения споров. М., 2006.

Фонотова О. Е. Особенности правовой природы Инкотермс // Международное публичное и частное право. 2006. № 2.