международная купля-продажа
Венская конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров, 1980 г. — CISG
1999–2019: нам 20 лет
Навигация
главная
текст
скачать
история принятия
вступление в силу
структура
основные положения
комментарий
– судебная практика →
библиография
контракт
МЧП
@CISGinRussia
Перейти к статье
Факты
Номер документа ООН:
A/СОNF.97/18, Annex I

Заключена: Вена, 11.04.1980
Вступила в силу: 01.01.1988

Для стран вступила в силу:
Беларусь — 01.11.1990
Россия — 01.09.1991
Украина — 01.02.1991

Действует в: статус
Статей: 101 и преамбула

По-английски: СISG
По-немецки: UN-Kaufrecht
По-русски: КМКПТ

Официальные языки:
английский, арабский, испанский, китайский, русский, французский

Пишется: Венская конвенция
Основные понятия
извещение
коммерческое предприятие
– межд. купля-продажа
принципы конвенции
проценты
разумный срок
существенное нарушение
– товар
убытки
Наши проекты
CISG-Library
CISG: 20 лет
CISG: 25 лет
Рекомендуем
Наука права
Privintlaw.ru

Карточка судебного решения

Суд. орган:Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ
Дата решения:24.06.2014
Дело №:7/2004
Продавец:КНР
Покупатель:Российская Федерация
Ст.ст.: 6, 7, 30, 90
Добавлено:25.07.2018 г.

Резюме решения

Настоящее решение также аннотировано в сборнике: Практика МКАС при ТПП РФ: 2004–2016 / Науч. ред. и сост.: А.Н. Жильцов, А.И. Муранов. — М., 2017. Дело № 84. С. 1067. Далее следует текст аннотации:

Публикуемое решение МКАС при ТПП РФ представляет интерес, в частности; потому, что одной из сторон спора, по которому вынесено арбитражное решение, выступает физическое лицо. Так, истец, являющийся российским индивидуальным предпринимателем, подал в МКАС при ТПП РФ заявление о взыскании с китайской компании предоплаты по договору международной купли-продажи, предусматривающему изготовление ответчиком товара и поставку его истцу.

При рассмотрении вопроса о компетенции рассматривать данный спор суд проанализировал вопрос о соотношении § 52 ОУП СССР–КНР, предусматривающего общее правило о передаче возникающих из договоров споров на рассмотрение арбитражного суда страны ответчика, и отступающего от этого правила положения договора, которым стороны закрепили передачу споров в МКАС при ТПП РФ, и пришел к выводу о том, что такой отход возможен по нескольким причинам: во-первых, само применение ОУП СССР–КНР носит диспозитивный характер, т.е. стороны вправе предусмотреть в договоре их неприменение; во-вторых, диспозитивный характер означает право сторон выбрать любой другой по сравнению с предусмотренным § 52 арбитражный порядок разрешения споров; в-третьих, под сомнение поставлена сама возможность применения ОУП СССР–КНР к отношениям с участием стороны, имеющей местонахождение на территории РФ, поскольку правопреемство РФ применительно к данному документу нигде в настоящее время не выражено; в-четвертых, Китайская международная экономическая и торговая арбитражная комиссия при Китайской палате международной торговли, установленная в качестве органа рассмотрения споров для тех случаев, когда ответчиком выступает китайская сторона, не признавала действительности данного параграфа; в-пятых, сложившаяся практика МКАС при ТПП РФ также свидетельствует о том, что стороны были вправе выбрать любой арбитражный орган для рассмотрения возникающих между ними споров.

Интересным, как представляется, в рассмотрении данного спора является также решение составом арбитража вопроса о применимом праве. Поскольку выбор права в договоре отсутствовал, суд для его установления обратился к российской коллизионной норме, установленной в ст. 1211 ГК РФ, однако использовал закрепленную этой статьей возможность отступления от общей презумпции применения права страны продавца как права, с которым договор купли-продажи наиболее тесно связан. Суд посчитал, что обязанность ответчика по изготовлению товара, нанесение на него принадлежащей истцу товарной марки, зарегистрированной на территории РФ, а также поставка товара специально для истца свидетельствуют о более тесной связи данного договора именно со страной истца, что указывает на применение российского гражданского права к данному спору. Поскольку международные договоры являются частью российской правовой системы и ч. 4 ст. 15 Конституции РФ установлено их преимущественное применение, суд пришел к выводу о необходимости применения к данному спору ОУП СССР–КНР и Конвенции ООН о международной купле-продаже товаров (Вена, 11 апреля 1980 г.). На основании этих документов, а также Инкотермс 2010 требование истца было удовлетворено в полном объеме.

Полный текст решения

Настоящее решение также опубликовано в сборнике: Практика МКАС при ТПП РФ: 2004–2016 / Науч. ред. и сост.: А.Н. Жильцов, А.И. Муранов. — М., 2017. По ссылке далее — анонимизированный текст данного решения в формате PDF.

Постатейные материалы

Указанное решение МКАС при ТПП РФ было принято на основании следующих статей Венской конвенции (по ссылке доступны комментарии и постатейные материалы):

Статья # Название (неофициальное)
6 Исключение применения Конвенции сторонами
7 Толкование Конвенции*
30 Общие положения в отношении обязательств продавца
90 Действие Конвенции в отношении иных международных соглашений

* — данным символом в названии обозначены статьи, к котором редакцией CISG.ru подготовлен расширенный комментарий.

Дополнительно

Обращаем ваше внимание на то, что данный раздел находится в режиме бета-тестирования. Время от времени мы проводим работы по его отладке, редактированию текстов, обустройству навигации и пользовательских функций. Если вы заметили какие-то неточности, пожалуйста, напишите нам об этом. Наш адрес электронной почты red@cisg.ru.

Версия 4.3 (2019) ©международная редакция CISG.ru, 1999–2020 | напишите нам